Первая мировая война / Сражение в Гельголандской бухте

19 февраля 2011


Оглавление:
1. Сражение в Гельголандской бухте
2. Последствия боя



Командующие
Дэвид Битти Франц Хиппер, Леберехт Маасс
Силы сторон
5 линейных крейсеров
8 легких крейсеров
33 эсминца
8 подводных лодок
6 легких крейсеров
19 миноносцев
12 тральщиков
Потери
Тяжело повреждены легкие крейсера "Аретьюза" и "Фирлес" ; тяжело повреждены 3 эсминца. 3 легких крейсера потоплено,2 легких крейсера повреждено миноносец V-187 потоплен, повреждено 3 миноносца, потоплен 1 тральщик.
Шаблон: Просмотр • Обсуждение • Править

— морской бой, состоявшийся 28 августа 1914 года во время 1-й мировой войны между германской крейсерской эскадрой контр-адмирала Франца Хиппера, прикрывающей флотилию тральщиков, выполняющих траление в Гельголандской бухте, и английской эскадрой вице-адмирала Дэвида Битти, посланной для их уничтожения.

Описание боя

Первая фаза боя с 07:30 по 09:30

«…28 августа произошло первое серьезное столкновение с английскими крейсерами. Их подводные лодки выяснили, что мы ограничились несением сторожевой службы в пределах Гельголандской бухты; это побудило англичан „снять“ нашу передовую сторожевую линию…Одна из этих лодок около 6 ч. безрезультатно выпустила две торпеды по одному из миноносцев I флотилии, который только что, с рассветом, занял назначенное ему на дневное время место в передовой линии сторожевого охранения. Относительно дальнейших действий английских подводных лодок в течение всего этого дня мы не получали больше никаких известий, и осталось невыясненным, должны ли они были подкарауливать выход наших кораблей из устьев рек. На их долю не выпало никакого успеха, что, впрочем, и неудивительно, так как видимость была очень плохая. В бою крейсеров и миноносцев мы потеряли легкий крейсер „Ариадна“ и миноносец V-187, флагманский корабль I флотилии. Большая часть экипажа „Ариадны“ была спасена „Штральзундом“ и „Данцигом“. Половина экипажа V-187 была принята другими миноносцами I флотилии. Радиотелеграфная связь с крейсерами „Кельн“ и „Майнц“ прервалась. Оба они были потоплены. Некоторые крейсера были повреждены, так же как и миноносцы D-8, V-1 и Т-33. Было много убитых и раненых. Об английских потерях ничего не известно. На случай приказа линейным кораблям выйти на поддержку с момента получения первых известий о бое я держал корабли II эскадры в полной готовности к немедленной съемке с якоря, но распоряжения о выходе не последовало.

Эсминец V 187

Неприятелю удалось захватить врасплох нашу передовую линию сторожевого охранения; по английским данным, в этом нападении участвовали легкие крейсера „Аретьюза“ и „Фирлесс“, сопровождаемые семнадцатью эскадренными миноносцами типа „I“ и четырнадцатью эскадренными миноносцами типа „L“. Благодаря вступлению в бой двух наших крейсеров наши потери ограничились потоплением лишь одного миноносца. Когда стало известно о вторжении легких сил, все остальные крейсера, имевшиеся в нашем распоряжении, были высланы навстречу неприятелю. В ходе разыгравшегося боя „Аретьюза“ и „Фирлесс“ получили тяжелые повреждения и вызвали на помощь значительные силы, которые англичане держали в полной готовности в резерве. С их появлением наши крейсера попали в тяжелое положение. Разобраться в обстановке было очень трудно из-за мглистой погоды. В то время как в устьях рек стояла совершенно ясная и почти безветренная погода, видимость в районе Гельголанда не превышала 3—4 миль; возвышенная часть острова скрылась в тумане. Команда батарей, расположенных на острове, вовсе не видела боя, который в утренние часы происходил в пределах дальности стрельбы их орудий. По состоянию уровня моря на внешнем баре Яде выход наших линейных кораблей из залива был возможен не ранее 13 часов. Их помощь запоздала. Командующий нашими крейсерами, делая распоряжения, был в полной уверенности, что в море существуют те же условия погоды, что и в заливе Яде, следовательно, на легких крейсерах смогут настолько разобраться в обстановке, чтобы своевременно отойти перед превосходящими силами. К сожалению, это было не так, и „Майнц“ и „Кельн“, сами того не подозревая, натолкнулись на английские линейные крейсера и стали жертвами их артиллерии. Несмотря на то, что это было невозможно по условиям видимости, не позволявшей разобраться в общей обстановке, план окружения английских легких сил, прорвавшихся в бухту, фактически был выполнен; по этому плану „Майнц“, вышедший из Эмса, должен был отрезать им путь отступления на запад, в то время как другие легкие крейсера преграждали путь на север. Мужественность командиров, так внезапно увидевших перед собой сильные корабли, подверглась исключительно тяжелому испытанию. Поведение наших легких крейсеров в бою было выше всяких похвал. Несмотря на тяжелые повреждения, полученные этими незащищенными кораблями, и на большие потери в личном составе, экипажи с замечательным спокойствием и безукоризненной точностью продолжали обслуживать артиллерию и бороться с последствиями разрушительного действия английских снарядов. Стремительное вступление наших кораблей в бой, их неудержимый порыв, с которым они торопились на звуки выстрелов, чтобы оказать помощь, стоили нам потери трех крейсеров. На „Ариадне“ свирепствовал пожар, вынудивший команду покинуть борт корабля перед его гибелью.

Наш образ действий, выразившийся в посылке легких крейсеров одного за другим, был признан опрометчивым.

Благодаря удачному отходу I и V флотилий миноносцев и своевременному и энергичному вступлению в бой „Штеттина“ и „Фрауенлоба“, отогнавших крейсера „Аретьюза“ и „Фирлесс“, которые конвоировали английские эскадренные миноносцы, внезапное нападение англичан можно было считать отбитым, и весь итог операции, предпринятой с таким крупным размахом, ограничился бы весьма скромным успехом, выразившимся в потоплении V-187. Но если неприятель был отбит, то можно ли было позволить ему среди бела дня безнаказанно уйти из Германской бухты? Целый месяц мы ждали, пока не представился наконец случай встретиться с неприятелем. Так неужели же наши корабли при первом появлении легких сил должны были ограничиться стремлением укрыться в устьях рек? Неужели наши корабли, стоявшие в полной готовности в этих устьях, не должны были сделать попытки перехватить противника, который, быть может, из-за полученных им повреждений легко мог попасть в наши руки? Впоследствии наших адмиралов и командиров стали бы жестоко упрекать, если бы они не использовали всех возможностей, чтобы выйти навстречу неприятелю. Подобное бездействие оказало бы гибельное влияние на моральное состояние личного состава и на весь дальнейший ход войны. Можно ли было при первой же встрече проявлять чувство слабости и попросту скрыться от англичан? Нет, и мы поступили как раз наоборот, а что касается понесенных потерь, то с этого времени мы сгорали от нетерпения отплатить за них с лихвой. Бой разбился на несколько отдельных столкновений, разыгравшихся при незначительной видимости и на близких дистанциях, причем наши моряки проявили исключительное хладнокровие и презрение к смерти. Эти замечательные примеры не должны быть преданы забвению…»

Завершающая фаза сражения 12:30 - 13:40


Просмотров: 1334


<<< Второе сражение при Гельголанде
Готландский бой >>>